Google+ Твиттер Фейсбук Одноклассники Вконтакте БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ

Военная аналитика, новости, мнения о проблемах военной безопасности России.

0

"Стягивают корабли и самолеты": что происходит у западных границ России

Нарушения госграницы, фотосъемка тысяч квадратных километров территории и секретных военных объектов — ровно 65 лет назад, 3 июля 1956-го, президент США Дуайт Эйзенхауэр одобрил полеты U-2 над Советским Союзом. Высотные шпионы чувствовали себя безнаказанно до тех пор, пока под Свердловском не сбили самолет Фрэнсиса Пауэрса. Сегодня история повторяется — после возвращения Крыма в Россию морские и воздушные разведчики НАТО непрерывно наращивают активность у рубежей страны.

Двадцать четыре пролета

В 1950-х Вашингтон не жалел сил и средств на то, чтобы выведать военные секреты Москвы, особенно в области атомных разработок, узнать об испытаниях новых типов вооружения на многочисленных полигонах, определить местоположение стратегически важных объектов.

Дело осложнялось тем, что многое находилось далеко в глубине обширной советской территории. Американцам требовался самолет, не досягаемый для ПВО. Такая машина появилась в 1955-м.

Высотный дозвуковой U-2 массой всего десять тонн не нес ударного вооружения и оснащался только разведывательным оборудованием. Крейсерская скорость — около 750 километров в час, дальность — 4,5 тысячи километров. Но самое важное: U-2 мог подниматься на высоту более 21 тысячи метров. Здесь его не доставали ни истребители, ни имеющиеся на тот момент у советской армии ракеты.

Пентагон сформировал специальное секретное подразделение ВВС — отряд «10-10». Курировало его Центральное разведывательное управление. Основную часть группы разместили на турецкой авиабазе Инджирлик. Разведчики могли взлетать отсюда незаметно для радиолокационных станций, при этом топлива хватало на беспосадочный перелет.

U-2 безнаказанно пролетали над крупнейшими городами — Киевом, Ленинградом, Минском, Москвой. Фотографировали промышленные предприятия, судостроительные верфи, оборонные заводы, объекты противовоздушной обороны, аэродромы стратегической авиации, места базирования кораблей и подводных лодок. За четыре года радиотехнические средства ПВО СССР засекли 24 шпионских рейса.

Первый и последний U-2 перехватили в мае 1960-го. Фрэнсис Пауэрс зашел в воздушное пространство страны в Таджикской ССР и добрался до Урала. По тревоге подняли несколько истребителей, однако ни один не смог подняться на эшелон разведчика. Самолет в итоге догнала ракета комплекса С-75, когда Пауэрс немного снизился в районе Свердловска. Пилота задержали, приговорили к десяти годам заключения, а вскоре обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля, арестованного в США.

Большой брат

Инцидент вызвал большой политический резонанс. Никита Хрущев обвинил американцев в вероломстве и потребовал извинений от Эйзенхауэра. Тот выразил искреннее сожаление. Отношения между странами испортились, запланированный визит американского президента в Москву не состоялся.

Программу U-2 свернули. Советская ПВО быстро совершенствовалась, появлялись новые системы перехвата. Высотные разведчики утратили неуязвимость, и американцы перешли на спутники.

В 1956-м ЦРУ и ВВС США разработали программу слежения за наземными объектами СССР и Китая — Corona. В 1960-х американцы вывели на орбиту более 140 разведывательных аппаратов с длиннофокусными широкоформатными фотокамерами. Пленку доставляли из космоса специальные капсулы.

Спутники летали на высоте примерно тысячи километров. Камеры различали объекты размером в несколько метров, позднее — в десятки сантиметров. Примечательно, что первый спутник добыл столько же разведывательной информации, сколько все самолеты U-2 вместе взятые — в одной капсуле содержались снимки более 2,5 миллиона квадратных километров территории СССР.

С середины 1990-х на орбиту отправляли лишь тяжелые аппараты радиоэлектронной разведки Orion. Сейчас в космосе работают восемь таких спутников, подробности их миссии строго засекречены. Всего же у Национального управления космической разведки США около 50 действующих аппаратов-шпионов — треть орбитальной группировки военного назначения.

«Орионы» и «Посейдоны»

Надо сказать, совсем от разведывательной авиации в США и, соответственно, в НАТО, не отказались. Хотя применяют самолеты уже не в таких масштабах, как раньше, на них приходится значительная часть собранных данных о системе обороны России.

Так, как примеру, самые частые гости у берегов Крыма — патрульные P-3 Orion, принятые на вооружение еще в 1960-х. Тогда их основными задачами были поиск и обнаружение подводных лодок, минирование акватории, выдача загоризонтного целеуказания и координация поисково-спасательных операций. Со временем «Орионы» приспособили для разведки.

На борту — мощное радиолокационное оборудование, аппаратура радиоэлектронной борьбы, гидроакустический комплекс, система обработки поступающей информации. Разведчики могут нести бомбовое и ракетное вооружение: противокорабельные «Гарпуны», управляемые и неуправляемые ракеты «воздух — поверхность», глубинные бомбы, в том числе ядерные.

Более современные P-8 Poseidon также оснащены разведывательным и поисковым оборудованием, а во внутреннем отсеке — свободнопадающие бомбы и торпеды Mark 54. На внешних пилонах можно подвесить ракеты Sidewinder класса «воздух — воздух» и те же «Гарпуны».

Кроме того, у границ России не раз замечали стратегические самолеты-шпионы — RC-135, способные провести в небе долгие часы и пролететь более девяти тысяч километров без дозаправки. В годы холодной войны они отслеживали запуски советских межконтинентальных ракет, теперь же по большей части прощупывают рабочие частоты российских систем противовоздушной обороны.

Морские охотники

Пентагон и ЦРУ также активно развивают систему шпионажа с моря. Разведка ВМС США — одна из старейших, ее создали еще в 1880-х.

В начале холодной войны американцы наряду с боевым кораблями широко использовали рыболовные траулеры с радиолокационным оборудованием, а к 1960-м уже строили специализированные разведывательные суда на базе гражданских транспортников.

Действовали по всему мировому океану — от побережья Южной Америки до берегов Дальнего Востока. Собирали сведения о различных военных объектах, определяли координаты и параметры движения потенциальных целей для удара, засекали места и время ядерных испытаний, перехватывали радиопереговоры советских военных и их союзников.

История морских шпионов знает много инцидентов. Так, в июне 1967-го во время Шестидневной войны судно «Либерти», ведущее радиоэлектронную разведку в Средиземном море у берегов Синайского полуострова, по ошибке атаковали израильские истребители. Погибли 34 члена экипажа, 173 были ранены.

В январе 1968-го разведывательное судно «Пуэбло», нарушившее границу КНДР, захватили северокорейские военные. При задержании один американский моряк погиб, девять получили ранения. Экипаж — 82 человека — арестовали и отправили в лагерь для военнопленных.

Сейчас американцы ведут разведку в основном штатными боевыми кораблями. Эсминцы и крейсеры регулярно появляются неподалеку от территориальных вод России, причем особенно их интересует Крым.

С 2014-го черноморский регион — зона особого внимания военных разведок стран НАТО. И, как показывают недавние события, этот нездоровый интерес угаснет не скоро.

Redactor • 4 июля, 2021


Предыдущая запись

Следующая запись

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Одноклассниках Опубликовать в Livejournal Поделиться в Facebook Добавить в Twitter Поделиться в Google+

Добавить комментарий

Почта не будет опубликована *

Сайт размещается на хостинге Спринтхост