Google+ Твиттер Фейсбук Одноклассники Вконтакте БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ

Военная аналитика, новости, мнения о проблемах военной безопасности России.

двигатель
0

Российский ВПК – неподъёмное бремя для экономики?

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин периодически выступает с тезисом, что уровень оборонных расходов и трат на оборонно-промышленный комплекс является неподъемным бременем для экономики России. В ответ на его заявления глава минобороны Сергей Шойгу заметил, что следует опасаться не больших расходов, а маленьких доходов.

Со слов Шойгу, в армии и так делается много для экономии бюджетных средств, но как быть с оборонно-промышленным комплексом, долговые обязательства которого превышают 2 триллиона рублей. Предприятия ОПК не в состоянии выплатить кредиты, что ложится тяжким бременем на экономику страны. Почему наша оборонка «живет впроголодь», а не зарабатывает?

Два основных вызова, с которыми столкнулся отечественный ОПК – необходимость импортозамещения и диверсификации производства. Главная проблема – более чем сложное финансовое положение большинства компаний оборонно отрасли. Также существует проблема с рынками сбыта.

Из-за санкций и разрыва кооперации с украинскими предприятиями целый ряд программ заморожен или перенесен на более поздние сроки в ожидании создания российских аналогов украинской продукции. Хрестоматийным примером является приостановка строительства второй тройки сторожевых кораблей проекта 11356Р класса «Адмирал Григорович», которые остались без газотурбинных установок николаевской компании «Зоря–Машпроект». Создание российских аналогов требует определенного времени, значительных организационных усилий и, самое главное, инвестиций. И даже это не гарантирует успех.

Куда более сложной проблемой представляется разработка и развертывание производства высокотехнологичных подсистем, агрегатов и компонентов, которые до 2014 года импортировались из Европы, главным образом из Франции, Германии и Италии.

Проблемы, с которыми столкнулись российский ОПК и вся страна, конечно, тормозят технологическое развитие. Это долговременная стратегическая тенденция, которая будет постепенно преодолеваться лишь по мере промышленного и технологического роста и развития кооперации с другими странами, к примеру с Китаем. Также стоило бы обратить внимание на интенсификацию военно-технического сотрудничества и с другими странами. В последнее время весьма хорошие показатели демонстрирует белорусский ГВПК, который, к слову, уже наладил довольно тесные связи с китайскими предприятиями оборонного сектора.

Белорусские предприятия оборонного сектора с завидным постоянством лидируют в перечне самых прибыльных компаний страны. Оборонщикам удается не только держаться на плаву, модернизировать производство, но и создавать новое современное оружие. Речь идет, в частности, о РСЗО «Полонез», роботизированных огневых комплексах, системах РЭБ, комплексах БПЛА.

Из-за ряда ограничений недостижимой кажется и поставленная правительством задача по увеличению доли производства гражданской продукции и продукции двойного назначения до 30% к 2025 году и до половины всего объема производства к 2030-му. Если во время конверсии девяностых годов советский, а затем российский рынок товаров народного потребления был практически пуст и это открывало огромные возможности для предприятий ОПК, то сегодня ситуация совсем иная. Любой новый проект, связанный с выходом на гражданский рынок, требует огромных инвестиций. Но тут возникает третья и самая сложная проблема – тяжелое финансовое положение большинства наших оборонных компаний. Имея кредиторскую задолженность в астрономические два триллиона рублей, практически вся прибыль, получаемая отраслью, а это около 135 млрд рублей, тратится на погашение процентов по кредитам, при этом основное тело долга погасить практически невозможно.

Сложное финансовое положение ОПК имеет много причин. Первая, это схема финансирования гособоронзаказа – частично посредством коммерческого кредитования под гарантии государства. Вторая и основная, минимальная прибыль при выполнении гособоронзаказа.

Вообще, считается, что для поддержания хотя бы минимальных темпов технологического развития рентабельность высокотехнологичного производства должна составлять не менее 20%. Очевидно, в российских условиях, когда многие предприятия ОПК остаются недоинвестированными, а инфляция все еще довольно высока, эта норма должна быть еще выше. Более того, чем более высокотехнологично производство, тем выше должна быть эта норма. Следует также помнить, что перед многими компаниями поставлена задача реализации программ импортозамещения, то есть запуска новых производств, что также требует дополнительных средств.

Между тем в реальности норма прибыли при выполнении гособоронзаказа не только не достигает 20%, но составляет не более 2–4%, а зачастую колеблется вокруг нуля. Понятно, что в этих условиях оборонная промышленность не может выполнять свои задачи по обеспечению военной и технологической безопасности государства – они думают, как бы вообще выжить.

Реальность сегодня заключается в том, что военные получают вооружения и военную технику мирового уровня по фантастически низкой цене. Недавно в социальных сетях развернулась целая дискуссия о том, что российский истребитель пятого поколения ВКС России будут получать всего по 30 млн долларов за единицу, в то время как европейские истребители даже предыдущего поколения стоят от 95 млн до 120–140 млн евро, а американские истребители F-35 – более 100 млн долларов. Возможно, обсуждаемая в интернете стоимость Су-57 не соответствует действительности, но совершенно ясно, что российская продукция на десятки процентов или даже в разы дешевле западных аналогов.

Российские вертолетные двигатели семейства ТВ3–117/ВК-2500 поставляются Министерству обороны и другим государственным и коммерческим заказчикам по цене от 600 тыс. до 800 тыс. долларов. И это при том, что стоимость западных аналогов начинается с 800 тыс. и доходит до 1,2 млн долларов за один двигатель.

Но не стоит забывать, что наши предприятия, заинтересованные в двигателях, инвестировали в развертывание этих моторов (ранее производимых только на Украине) собственные средства, и в существующей экономической парадигме надо их отбить, а в идеале еще и получить прибыль. Этот ряд примеров можно продолжать до бесконечности. Наше Минобороны получает продукцию по смешным по мировым меркам ценам. Это касается не только боевых и транспортных вертолетов, но и истребителей, систем ПВО и бронетехники.

Высокотехнологичная продукция оборонных отраслей промышленности стоит дорого. Поддержание передового технологичного уровня и развитие оборонки – это тоже весьма дорогое удовольствие. Российская продукция военного и двойного назначения вполне конкурентоспособна в сравнении с западными аналогами. Об этом убедительно говорят объемы ее экспорта. Но конкуренты не стоят на месте. И для того, чтобы не потерять сегодняшние позиции, в отрасль необходимо вкладывать средства, в том числе через обеспечение общепринятой рентабельности производства, которая гарантирует прибыль на уровне не менее 20%. Иначе отставание неизбежно.

Дешевизна продукции должна быть обеспечена за счет модернизации, а не за счет потерь предприятия в прибыли.

Недавние неудачи с испытанием новых видов вооружения снова заставили экспертов поставить вопрос о работе российского ВПК. Точнее, об организации, финансировании его работы, а главное – эффективности.

армиябезопасностьБелоруссиявоенно-техническое сотрудничествоопкРоссияшойгуэкономика

admin • Ноябрь 21, 2019


Предыдущая запись

Следующая запись

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Одноклассниках Опубликовать в Livejournal Поделиться в Facebook Добавить в Twitter Поделиться в Google+

Добавить комментарий

Почта не будет опубликована *

Сайт размещается на хостинге Спринтхост